Памяти Бориса Вильде Героя французского Сопротивления против фашизма

Сайт Музея Бориса Вильде  в Ястребино - Ленинградская область - Россия

Главная Его борьба RESISTANCE В Музее Фото Публикации Актуальность
Публикации Галина Озол 1 Аллья Комиксы Ф.Бедарида М.Блумесон Коллоквиум А. Огенуиз Р. Ковалёва Ленинг Правда М. Манн-Лот Стихи Рига Рутнения Д.Вейён Вестник Энциклопедия Горизонт

Сайт Штаба защиты русских школ в Риге - ОБЩЕСТВО ГАЗЕТЫ Час 29.09.2004 (отрывк)

«Я готов, я иду...»

Тридцать с лишним лет назад во многих рижских русских школах работал клуб «Поиск». Ценной находкой 9-го «в» 51-й средней школы стала в 1967 году мама Бориса Вильде, которая жила в Риге на улице Маскавас. Эту однокомнатную квартиру Мария Васильевна получила по ходатайству... Шарля де Голля.

Одна из улиц прекрасного Парижа носит имя Бориса Вильде.

Именем бесстрашного героя французского Сопротивления Бориса Вильде названа одна из улиц Парижа. Могла бы быть такая улица и в Риге...

Наш человек из Резистанс

«Борис Вильде. Оставлен при университете, выдающийся пионер науки, с 1940 года целиком посвятил себя делу подпольного Сопротивления. Будучи арестован гестапо и приговорен к смертной казни, явил своим поведением во время суда и под пулями палачей высший пример храбрости и самоотречения». 3 ноября 1943 года.

- Эти слова из приказа генерала де Голля о награждении Вильде медалью Сопротивления помещены под большим портретом Бориса Владимировича в парижском Музее человека, - рассказывает Полина Павловна Клейменова, бывшая учительница и руководитель поискового отряда 51-й средней школы. - В этом музее собрано все, что создали люди за века для улучшения и украшения жизни на земле. Борис был его сотрудником и вел глубокие научные исследования по этнологии. Его называли надеждой французской науки. После начала Второй мировой он вступил во французскую армию, попал в плен, бежал, вернулся в Париж, в свой Музей человека. И там вместе с другом и коллегой Анатолием Левицким создал боевую антифашистскую группу «Резистанс», что значит «сопротивление». А в музейном подвале начали печатать одноименную газету.

Борис Владимирович Вильде (1908-1942 гг.) - русский, принявший французское гражданство.

...Кстати, именно Борис Вильде, русский родом из Питера, дал движению знаковое название - Сопротивление. И по сей день весь мир именует так беспримерный гражданский подвиг французов в оккупированном немцами Париже. Французы те были разных национальностей - русские, евреи, поляки... Даже немцы. Как Вальтер - друг и соратник Бориса. Уроженец Эльзаса, истинный ариец, он отказался называть себя немцем, хотя за это ему предлагали сохранить жизнь. «Я до последней минуты буду говорить Vive la France !», - сказал Вальтер гестаповцам.

Без страха и упрека

Группа из Музея человека была одной из самых первых и самых крепких команд Сопротивления. И нет ни одного рискованного дела, в котором в те дни не принимал бы участия Борис Вильде. Он специализировался на переправе французов и англичан через демаркационную линию в неоккупированную зону, а дальше - через Испанию, в Англию - в войска «Свободной Франции». За одно это немцы расстреливали подпольщиков. А сколько раз Вильде сам нелегально переходил границу, рискуя головой, сколько наладил пунктов перехода! После освобождения Франции его чудом уцелевшие товарищи напишут и расскажут о том, как виртуозно он вербовал сотрудников и собирал данные о вражеских аэродромах, как готовил операции по спасению английских летчиков и распространял нелегальную литературу. На суде всю вину он взял на себя.

О том, что Борис Вильде был человек незаурядного мужества и оптимизма, написано в воспоминаниях его соратницы по борьбе Аньес Эмбер: «По-немецки он говорил настолько блестяще, что однажды, задолго до ареста, он с товарищами вышел из музея после комендантского часа и, когда их остановил немецкий патруль, Борис так отчитал его начальника, так отлично сыграл роль немецкого «чина» в штатском, что фашист, вытянувшись в струнку, только повторял: «Простите, господин офицер, виноват».

А вот что пишет чудом выжившая Аньес о последнем свидании узников парижской тюрьмы Фрэн: «Уходя, я оборачиваюсь - еще раз взглянуть на Вильде. Немец-протоколист, заикаясь от волнения, желает ему скорого помилования. Вильде смеется, пожимает ему руку и, словно желая подбодрить его, раскачивает эту руку из стороны в сторону. Так иногда прощаются мальчишки... Нас уводят по камерам. И мой добрый надзиратель-австриец со слезами на глазах шепчет мне: «Убить таких людей... Совести у них нет...»

Родом из детства

Мы сидим в уютной квартирке Полины Павловны и перебираем материалы, собранные ее поисковым клубом: уникальные фотографии, дневниковые записи, личная переписка Бориса Вильде с матерью, газетные вырезки. Каким он был? Что любил? А главное - как вдруг оказался в Париже?

- Это долгая история, - говорит учительница. - После революции Мария Васильевна Вильде с детьми - Борисом и Раей - переехали из России в Эстонию. Борис в 1926 году окончил русскую гимназию в Тарту, был зачислен на физмат Тартуского университета. С 12 лет он давал уроки - подтягивал отстающих, готовил малышей к школе. Он всегда любил купаться где опаснее, отлично плавал, ходил на лодке под парусом и на веслах, занимался гимнастикой, джиу-джитсу. Слыл смельчаком и остроумцем, писал стихи, нравился девочкам. Однажды в бурю позаимствовал чужую лодку и попытался бежать через Чудское озеро в СССР - искать счастья. Советские пограничники задержали его и отправили назад, в Тарту. Там Бориса сразу же выгнали из университета. Так начались его скитания, ведь его присутствие в семье усложняло и без того тяжелое материальное положение матери и сестры.

Он ушел из дому, не взяв с собой ни вещей, ни денег. По дороге брался за любую работу, на полученные деньги покупал билет на поезд или пароход и проезжал до какой-то точки на карте, где снова искал работу. На несколько лет застрял в Германии: присматривал за детьми помещика, приводил в порядок библиотеку в одном из замков Южной Германии. Эта работа позволила ему доехать до Парижа. Первое время в Париже бедствовал, питался в бесплатной столовой на Монпарнасе, устроенной силами знаменитой матери Марии. Но никогда не терял надежды: жадно изучал языки, увлекался философией, писал научные работы по истории и этнологии, давал частные уроки русского языка.

Любовь моя Франция

Кстати, именно последнее обстоятельство свело Бориса с будущей женой. Однажды Ирэн - дочь профессора Лота и лектора Сорбонны Мирры Бородиной, русской по происхождению, - увидела объявление об уроках русского языка в обмен на французский. Вильде тогда снимал мансарду в квартире кумира французской молодежи писателя Андре Жида. Вместе с занятиями по языку началась влюбленность, переросшая в большую любовь.

Летом 1934-го Ирэн стала женой Бориса Вильде. Позже теща писала в Россию своей сестре, известному историку Инне Любименко: «Он стал мне не зятем, а сыном». Они жили все вместе в белом двухэтажном доме в Фонтенэ-о-Роз на окраине Парижа. Сегодня та улица называется рю Борис Вильде.

Борис начал учебу в Институте восточных языков, серьезно изучал японский, поступил на работу в Музей человека, ездил в этноэкспедиции. В 1938 году побывал в Эстонии, где исследовал корни угро-финского племени сету. Во время этой командировки он повидался с матерью в Тарту, навестил и сестру Раю, которая к тому времени уже жила в Риге. Никто из них не знал тогда, что встреча эта будет последней...

К слову, в Риге жили Каверзневы, близкие родственники Вильде. Наш земляк - известный в свое время политический обозреватель Александр Каверзнев - был Борису двоюродным племянником. Он тоже собирал по крупицам скупые сведения о своем героическом родственнике, а позже сделал великолепный очерк о русском человеке, отдавшем жизнь за любимую Францию.

Нет смерти для меня

...Прошение о помиловании Бориса подписали члены Французской академии, первым стоит имя поэта Поля Валери. Французская родня Вильде стучалась во все двери, пытаясь помочь узнику тюрьмы Фрэн. Он уже провел в камере 11 месяцев. Суд многократно откладывали, но когда стало ясно, что надежды фюрера на молниеносную победу в восточном направлении явно не сбудутся, из Берлина пришел приказ устроить показательный процесс. Он длился почти месяц. В итоге семеро из восемнадцати были приговорены к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 23 февраля 1942-го. Борису Вильде было 33 года.

Прежде чем зачитать смертный приговор, побледневший председатель суда высказывает свое уважение и восхищение подсудимыми, особо - Борисом Вильде, который нашел в себе силы, находясь в тюрьме, выучить санскрит. Воистину этот человек всю свою короткую жизнь очаровывал и восхищал людей! А теперь давайте вместе прочтем строки из последнего письма Бориса жене Ирэн:

«Простите, что обманул Вас: когда я спустился снова, чтобы еще раз обнять Вас, я уже знал, что это будет сегодня. По правде говоря, я горжусь своей ложью: Вы могли убедиться, что я не дрожал, а улыбался, как всегда. И я иду на смерть с улыбкой, как на новое приключение, может быть - с некоторым сожалением, но ни угрызений совести, ни страха во мне нет... Моя дорогая, думайте обо мне как о живом, а не как о мертвом...

Ирэн Вильде перечитывает последнее письмо мужа.

Вы знаете, как я люблю Ваших родителей, ставших и моими. Благодаря таким французам я узнал и полюбил Францию - мою Францию. Пусть моя гибель будет для них не горем, а гордостью. Постарайтесь смягчить весть о моей гибели моей матери и сестре. Я часто с нежностью думал о них и о своем далеком детстве... Не надо, чтобы моя смерть стала поводом для ненависти к Германии. Я боролся за Францию, но не против немецкого народа.

Бесконечная нежность к Вам подымается из глубины моей души... Не будем жалеть о нашем бедном счастье... Вечное солнце встает из смертельной бездны. Я готов, я иду...»

...В углублении крепостной стены на Мон-Валерьен не хватило места для всех семерых. Вильде, Левицкий и Вальтер попросили умереть последними и без повязок на глазах.

Эпилог

Мама и сестра долго считали Бориса погибшим на фронте. О его беспримерном подвиге они узнали позже из письма Ирэн. Она писала им из Парижа уже на вполне сносном русском. До последних дней Ирэн жила воспоминаниями о своей первой и последней любви.

конце 60 -х школьники-поисковики отыскали Марию Васильевну Вильде в Риге по адресу: улица Маскавас, 250/6, кв. 53.

А сестру Бориса Раю наверняка помнят рижские книголюбы: она долго работала в букинистическом магазине на улице Ленина. Они обе похоронены в Риге.

Мне кажется... Нет, я совершенно уверена, что одна из рижских улиц имеет полное основание носить имя Бориса Вильде. Во всяком случае, у него с нашим городом связей много больше, чем у Джохара Дудаева...